Несколько дней назад, я сильно сожалел о том, что не взял зарядное устройство для сотового телефона, отправляясь на дачу друга, расположенную в ближайшем Подмосковье.
Сразу хочу оговориться, в этом ранее процветавшем месте, я не был с десяток лет, но то, что увидел, поверьте, мне стоит вашего внимания.
Меня пригласили отдохнуть от московской июльской духоты, шума и выхлопных газов на скромную дачу. Не имея собственной дачи, с удовольствием откликнулся на заманчивое предложение. Помню эти места: великолепный хвойный лес, ухоженные пешеходные дорожки, приветливые жители и дачники. Но не тут-то было, увиденная мною картина доставила больше разочарования, чем радости...

Выйдя из душной электрички, следовавшей с Казанского вокзала, мне привелось столкнуться с восседавшим в переходе таджикским бедуином, который просил милостыню. Видимо он подготовился хорошо к этой роли, одет был в теплый не по погоде тулуп и прикармливал лежащего же с ним огромного черного пса. Проходя мимо него, он что–то недовольно промычал мне в след. Хорошо, что хоть не скомандовал своему четвероногому товарищу по разуму «Фас»…

Не привык я ходить в гости с пустыми руками, поэтому решил по пути зайти в «Пятерочку». При отсутствии большого ассортимента, решил сделать выбор в сторону коньяка, колбасной нарезки, шоколада и фруктов. Банально, но к столу не будет лишним в любом случае. На кассе собралась большая очередь. Покупатели активно давили на кассиршу, которая отбивалась и жаловалась на них весьма дерзко. Я обратил внимание на рядом стоящую покупательницу, одетую в традиционный наряд представительниц Средней Азии, поддерживающую в одной руке замотанного в платок младенца, в другой отсчитывая металлические деньги, где преобладали рублевые монеты. Было понятно, что это милостыня, и мне вспомнилось лицо мрачного бедуина с псом в переходе. Далее стал присматриваться к людям стоящим в очереди и заметил, что это в основном выходцы из республик распавшегося СССР. В корзине одного из них я увидел, наверное, с десяток самых дешевых батонов и столько же упаковок с майонезом. Это, по всей видимости, строитель дач. У группы других черноволосых и загорелых молодых мужчин набор был богаче; рис, морковь, помидоры, те же батоны и майонез. Симпатичная узбечка в облегающих бедра джинсах и майке с разрезом, открывающим довольно привлекательную грудь, набрала все необходимое для хозяйства. Наверняка прислуга у новых русских. Кормящая мать с младенцем продолжала считать свои тугрики, а из толпы послышалось: «Понаехали тут! Сначала бы русский выучила». Причем кричала, вы не поверите, та самая узбечка с рельефным завораживающим бюстом. Мне стало смешно и грустно. Вспомнилась история, когда вор кричит, держи вора…

Тем временем, я стал замечать на себе взгляды этих симпатичных обитателей бывшего русского местечка. Взгляды выговаривали «папаша, откуда взялся?». Видимо, странные обитатели хорошо освоились на новой для себя территории и знали местных. Мне стало не совсем комфортно, но я не дал им никакого повода, чтобы в этом убедиться. На выходе из магазина я увидел, чудом расплатившуюся ту самую кормящую мать с младенцем уже в компании с двумя так же одетыми землячками. Отличались они от первой только своими большими животами. Сомнений не было, женщины были беременными. Я прошел мимо них и чуть не столкнулся с мужчиной, который предлагал «отвэсти» за сто рублей в любую точку поселка. Я отказался, желая пройтись пешком, по ранее вдоль и поперек исхоженной мной улице, носящей имя создателя великой книги «Капитал».
Вначале эта улица не отличалась от той, которая была мне известна ранее. Вдоль этой улицы я увидел газон, весь усеянный пустыми банками и бутылками от пива. Пройдя далее,удивился обилию валяющихся пузырьков, чипсов, кальмаров и прочего мусора. Противно также было проходить мимо спецсредств, употребленных разовых шприцов, каких — то кровяных марлевых повязок и прочей гадости. Кто же здесь живет? Люди АУ! От моего внимания не скрылись видно не так давно появившиеся среди обычных традиционных для данной местности домиков настоящие дворцы. Их в первую очередь отличали массивные каменные заборы и ворота, камеры видео наблюдения, лай за воротами сторожевых собак и наличие хорошего заезда с пришедшей в полную негодность ранее отлично заасфальтированной дороги. Все это кричало на фоне жуткой грязи и общей запущенности вокруг. Было похоже на шахматную доску с белыми и черными клеточками. Белыми на этой доске выступали хорошо оборудованные заезды в замки, а черными все остальное, что было между ними. Ранее казавшиеся мне симпатичными и ухоженными деревянные домики местных жителей, показались мрачными, сгорбленными, всем своим видом говорящие о закате некогда интересной и оживленной жизни в этих местах. Ощущалось скорбное безразличие и увядание. Настроение ухудшалось и мне захотелось как можно быстрее сменить картинку, преодолеть это непрекращающееся безобразие. Но стало еще хуже, в одном переулке я увидел целую свалку мусора, по которой бродила свора голодных собак. Дворцы тем временем один краше другого встречались по дороге…

Вот и заветный домик моих друзей. Здесь время остановилось. Да я и сам знаю. Мои друзья люди честные, не чиновники и не бизнесмены. Им нечего украсть, они не берут взятки, им незачем укрывать налоги и использовать серые зарплатные схемы. Люди, знающие, что такое честь и совесть, живущие по средствам…
Коньяк освежил наши атеросклеротические мозги и завязал актуальный разговор. Я поделился увиденным мною. Друг пояснил, что бедуин, сидящий в переходе, является мужем этих трех женщин Востока. Они просят милостыню и снимают комнату у местного одинокого пенсионера пьющего за всех и вся. В поселке им сочувствуют и помогают, милиция не трогает. Много коренных уезжает, продавая свои дома и земельные участки москвичам под дачи, а те строят замки. Некоторых насильно заставили расстаться со своей недвижимостью, запугивая и шантажируя поджогами. Дачи новых русских в основном простаивают, живут там прислуга и охрана. Прислуга специалисты с высшим образованием из Средней Азии. Можно сказать их элита. Они и здесь потихоньку поднимают голову, пытаются не выделяться перекрашивают волосы, ухаживают за собой, одеваются современно по-европейски. Выходцы из бедных семей без образования строят коттеджи, работают дворниками, садовниками. Их тоже много, но и проблем с ними хоть отбавляй. По Корану им запрещено пить, но здесь в России они про это забывают и закладывают. Их организм не привычен к спирту, и они быстро пьянеют. Вот и чудят. То залезут к кому-нибудь, чтобы стащить ценное. Но больше всего к девушкам и женщинам пристают. Понятное дело кровь молодая, гормоны играют, а выхода нет. Вот и пакостничают. Молодые мамаши за своих деток переживают. Уже были случаи. Милиция или как их теперь полиция, только паспорта у них проверяет, но ничего не делает. Если раньше в этих местах мигрантов было мало, то сейчас прямо татаро – монгольское нашествие. Неужели нам нужно столько рабочих рук, если даже местным не всегда удается устроиться на работу. Они и согласны работать за копейки, вот и питаются хлебом и майонезом. Местные власти ничего не контролируют. Они даже мусор на улицах не в состоянии убрать. Ссылаются, что деньги не выделяются. Антисанитария и вонища на всю округу. Каждое утро можно увидеть такую картину: подъезжает «скромный» джип стоимостью несколько сотен тысяч долларов, открывается дверь и из нее летит объемный пакет с мусором. В поселке кроме как на станции не увидишь ни одной урны, не говоря о контейнерах. По некоторым улицам невозможно ходить, так страшно воняет из выгребных ям туалетов. Это, как правило, неблагополучные семьи или одинокие нищие пенсионеры не могут вывести нечистоты. На улице более 30 градусов тепла, придает еще больший запах от всего этого мусора. Так и живем среди дворцов в грязи и вонищи, среди бесчисленных по-русски не говорящих потомков Тамерлана. Зато весело. Обитатели дворцов широко отмечают свои праздники, устраивая роскошные фейерверки, и не дают спать своим соседям, устраивая ночные концерты. Иногда слышны узнаваемые голоса неисчезающих с экранов телевизоров звезд. Публика во дворцах обретается очень серьезная, пешком она не ходит и тем более по магазинам, знакомиться не спешит. О них ничего не узнаешь, так как можно контактировать только с прислугой, а она обученная, начинаешь задавать вопросы, так они сразу «моя не понимает». В общем, живем в какой – то зоне отчуждения, по принципу никто никому не нужен, моя хата с краю ничего не знаю.

Хмель не брал, хотя мне очень этого хотелось. Было обидно. Вот здесь и вспомнилось знаменитое Гоголевское: «Русь, куда ж несешься ты?»

 

activatoR © специально для блога Moneysuck.com

 

 

{lang: 'ru'}

Самые комментируемые записи:

Теги: , , , , , ,